Главная » Статьи » Сказкотерапия » Сказка для Сказочника

Сказка для Сказочника

Часть 1

В горах поселился колдун. Как-то ветер принес в своем шёпоте эту весть. Эта весть пронеслась над всеми близлежащими селениями. Она рождала пересуды, страхи, удивления, насмешки молодых и бравых юношей. Никто его не видел — этого колдуна, ничего не знал о нем, даже не знал точно, а есть ли там кто-либо в действительности или нет. Но ветер ничего так просто не приносит. Вскоре пересуды затихли, люди зажили своей трудовой жизнью.

В одном предгорном селении жила-была старуха. Вроде до могилы ещё рано: ноги — ходят, руки — дрожат, но горшок нести могут, что-то даже память ещё удерживает из прошлой жизни и истории. К ней приходили иногда тайком молодые девушки посоветоваться о женихах, поговаривали, что у старухи зоркий глаз был, да и то не часто случалось.

Был у старухи дед, всю жизнь он работал, мухи не обидел, а сейчас лежал на верхней лавке и курил закрученные листья местных дубов.

Было у нее и трое сыновей: не сказать, чтобы удаль в плечах; не сказать, чтобы умом или хитростью отличались; ни в пении, ни в плясках отмечены не были. Все трое были болезненны, трудиться им было тяжело, жили в глубокой бедности, были они не злы и не добры, смеялись, подтрунивали друг над другом, всё чего-то ждали: то дождя, то солнца, то лета, то зимы. Ни одна девушка за них не собиралась выйти замуж, а какая бы и собралась, так им не нравилась.

И жила в сердце у старухи печаль. Неужели так — бесплодными, бессмысленными — и проживут её сыновья эту жизнь? А как помочь им — она не знала. Сколько жить ей осталось — не ведала.

Потому задумала старуха отыскать того неведомого колдуна, может быть он поможет, подскажет что делать, как помочь сыновьям. Лес, предгорье, и горы она знала очень хорошо, в молодости все тропинки исходила веселыми ногами. «Сколько сил хватит, — думала она, — столько и пройду, не найду, умру по дороге, да и ладно!».

Рано поутру, никому ничего не сказав, ушла она в горы. Лес разросся, с трудом узнавала она былые рощицы, едва находила любимые деревья, с которыми разговаривала в юности: с каждым здоровалась, кланялась каждому, те, как и в былые времена, дарили ей свои силы. Заночевала она там же, где ночевала в юности — в корнях у большого 200-летнего дуба. К ней так же приходили белочки и кабаны, ели из рук остатки хлеба, спали рядом и согревали своим теплом прохладной ночью.

Шла она медленно, выбирала самые пологие тропинки, ноги уже были не те, к концу третьего дня выбилась из сил и заночевала в незнакомом месте прямо на тропе. Ночь была тревожной: выли волки, ухали филины, в каком-то забытьи она провела ночь.

Наступило утро. Открыв глаза, она увидела перед собой сложенную из бревен, притулившуюся к гранитному камню избушку. Из неё вышел седовласый старик с длинной бородой. Увидев её обессилившую, он подхватил её как лёгкое пёрышко на руки и внёс в дом, посадил у очага, обогрел, накормил, напоил. И молчит, ничего не спрашивает.

Старуха, сразу как увидела его, обрадовалась, поняла, что это тот самый колдун, о котором ветер весть принёс. Но тут, чем дальше время идёт, тем больше она тушуется. Почему он всё молча делает, ничего не спрашивает? Если добр, то почему молчит? Если зол — тоже — почему молчит?

Он молчит — она молчит. Она молчит — он молчит. От этого молчания становилось все невыносимее и невыносимее. Казалось, что дыхание останавливалось. Она начала тихо, потом всё громче и громче рыдать. А он только вышел из избушки, ничего так и не спросил. Когда старуха успокоилась, набралась сил, решила, что ничем ей колдун помочь не сможет, надо домой идти. Наутро она встала, прибралась у него в избушке, сварила ему варево, зеркало почистила, а когда зеркало чистила, то посмотрела в него с одной стороны и увидела себя ещё более уродливой, с перекошенным злобой лицом, и ещё более старой, нежели была на самом деле. Перевернула его другой стороной и увидела себя молодой, ещё более красивой, нежели её зеркала в юности отражали. Дрогнули её руки, упало зеркало и разбилось.

Вошел колдун и говорит:

— Ждал я тебя, ветер мне рассказал, что ты идёшь, быстро ты дорогу ко мне нашла, а вот зеркало напрасно разбила, теперь трудно мне будет тебе помочь…

Старуха испуганная, удивлённая, тихо говорит:

— А что же ты молчал, добрый человек. Я не знала, что мне делать, что мне думать?

— Как же не знала, с чем шла, с тем и пришла, что же молчала?

— Боялась, не знала, что от тебя ждать… Зол ты или добр?

— А разве это имеет значение? Сердце матери преодолеет любое зло, если детей она хочет спасти. Что же сердце твоё такое несмелое? Сама-то всё можешь преодолеть, что тебе зеркало показало?

— Всю мою боль, усталость и злобу показало, старость и безнадёжность.

— А ещё что?

— Юность мою и красоту показало!

— Вот видишь: и юность, и красота у тебя есть, и сердце доброе-заботливое, и руки работящие, а передать это ты не можешь. Избаловала ты сыновей своих заботой, а слова для них нужного не нашла. От того и надежду потеряла.

Зеркало, которое ты разбила, непростое. Чтобы его вновь соединить, нужно собрать все слова, которые ты не сказала, и все те лишние, которые сказала. Когда всё соберёшь, пусть сыновья твои их мне принесут. Тогда мы вновь соединим зеркало, через которое я смогу им помочь.

— Так как же слова лишние и потерянные смогут зеркало соединить?

— А это уже тайна, не мною положенная… Иди к своим сыновьям и найди все слова за жизнь сказанные и не сказанные, лишние и потерянные.

И превратил ее в кошку.

Заметалась кошка по избушке, открыл дверь колдун, кошка выскочила и побежала по тропинке в селение. Ноги были короче у кошки и побыстрее, за день добралась старуха-кошка до своего дома.

Часть 2

В это время, сыновья не сразу, но хватились матери. Куда же она пропала? Сначала думали, что к соседям ушла, потом всем селением искать начали, так и не нашли. На четвёртый день пришла в дом приблудная кошка, уже старая, всклокоченная, вся в репейнике и так жалобно мяукала, что сыновья ей из остатков еды немного дали. Так и стали жить сыновья без матери. Сначала они немного погоревали для приличия, всё же мать как-никак, потом даже обрадовались — лишнего рта не стало, самим еды больше достанется. Потом совсем у них дела под откос пошли. Нет порядка в доме, некому по голове погладить, некому пожаловаться на неудачу, не на кого поругаться, не на кого всю вину свалить, а то бывало и руку на мать поднимали, чтобы не мешалась под ногами и лишнего не говорила. И стали они между собой ругаться, ссориться.

Старик совсем дряхлеть начал, уже ничего не мог делать, заболел сначала старший брат, потом младший, кошка всё время то у одного, то у другого в ногах лежала, старалась их согреть. А потом и средний брат запил от горя.

Кошка стала в дом мышей носить и на стол складывать. Младший брат протрезвеет, да поскидывает всех мышей со стола. Прошло несколько времени, совсем есть стало нечего, работать некому. Пришлось среднему брату сложить всех мышей и сварить. Ничего бульон, наваристый получился. Так и пошло дело. Кошка мышей таскает, а они их варят. У больных сил немного поприбавилось.

Старший сын и говорит:

— Смотрите, а кошка-то как мать: молчаливо делает своё дело, кормит нас и ничего не говорит».

— Да лучше бы сказала: помню, ударил я её, под тяжёлую руку, да в плохой день подвернулась. А она молчит. Не плачет, не жалуется. Хоть бы сказала, что я не хорош. Уж сказала бы хоть что-нибудь, остановила бы меня. Я бы может быть прощения попросил, а так вроде бы и не надо. Когда я маленький был, помню, что она много-много говорила, я молчал, а потом вырос я, стал на неё покрикивать — она и замолчала.

— А я, — говорит средний, — помню, как она в детстве мне сказки рассказывала, про сильных и смелых героев, я мечтал таким быть, но потом почему-то перестал. Она сама всё делала, а меня берегла, боялась, что я наврежу себе. Я понял, что я не герой, ничего из меня героического не получится. А как хотелось быть героем! Теперь-то я понимаю, чтобы героем быть, нельзя себя беречь.

— А я, — говорит младший, — помню её тёплые руки, и слова мне её и не нужны были, только руки. Хотя нужны, сейчас понимаю, когда я зазнавался и хвастался, она на меня не смотрела, глаза прятала, а лучше бы посмотрела, или сказала что-то твёрдое, чтобы не лгал… Ах, как я любил, когда она меня хвалила, так мне нужны были её слова.

— Да, виноваты мы перед своей старушкой-мамой, только не вернуть теперь её. Где она, пропала? Во что мы превратились, братья? Надо срочно за ум браться, хватит нам мышами питаться, что кошка-мать носит, — сказал младший брат и осёкся, назвав кошку мамой. Взял её на руки и начал гладить. И почувствовал всё то тепло, которое чувствовал в детстве.

Ночью снится младшему сыну сон, что кошка и есть его настоящая мама, только заколдованная, и чтобы её расколдовать, надо пойти к колдуну, что на горе живёт, и снять с неё чары.

Наутро говорит младший сын:

— Надо нам братья идти к колдуну и снимать чары с нашей старушки-матери.

Собрались они, и пошли, а кошка-мама им дорогу показывала. К вечеру добрались они до колдуна. Добрались, а его в доме нет. Заночевали.

Часть 3

Наутро вернулся колдун — старик с большой седою бородою. Его братья ждут и кошка.

Он молчит. Входит в дом. Младший брат и говорит:

— Добрый старец, приснился мне сон, что эта кошка — наша старушка-мать, а ты можешь её расколдовать, помоги нам!

Колдун отвечает:

— Да, это так, только не я могу её расколдовать, не я её заколдовывал, но вы можете.

— Как же мы сможем? Да мы и не умеем, — говорят братья.

— Сможете, если вспомните все слова, которые говорила вам мама.

— Да как же это возможно, старец?

— Возможно, не так много она вам их сказала!

Пока братья стали вспоминать, колдун сказал кошке:

— Ты соберёшь одну сторону зеркала, а сыновья вторую. Словом и делом живёт человек, вспоминай все сказанные и не сказанные слова, которые позволили твоим сыновьям стать такими безразличными, нерадивыми, тщедушными.

Кошка задумалась и стала вспоминать все сказанные и несказанные слова своим сыновьям. И, мало-помалу, собрались все кусочки волшебного зеркала воедино с одной стороны.

Стали братья вспоминать все слова матери. И вторая сторона зеркала собралась воедино. И превратилась мама из кошки снова в старушку-мать. Обнялись дети с матерью, обрадовались. Всё поменялось в их доме. Стали они трудиться, заботиться друг о друге, замечать друг друга.

И старушка-мать оказалось разговорчивой, болтливой старушкой-веселушкой, и друзья в доме появились, и девушки. Старик с лавки сошёл. Скоро три весёлые свадьбы сыграли, внуки пошли. И колдун к ним в гости ходил и радовался вместе с ними.

 

Андрей Гнездилов

Добряков И.В. Слово о враче-волшебнике // Медицинская психология в : электрон. науч. журн. – 2016. – N 2(37) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

http://www.medpsy.ru


Понравился материал? Поделись ссылкой с друзьями...

Метки: сказка
data-matched-content-ui-type="image_stacked" data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="1"

Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Архив новостей

Январь 2021 (4)
Декабрь 2020 (9)
Ноябрь 2020 (5)
Октябрь 2020 (5)
Сентябрь 2020 (4)
Август 2020 (4)

Сейчас на сайте

Юзеры (1):
Гости (2):
Боты (2):
Всего на сайте: 5